Официальный сайт Федерации альпинизма России. Если вы что-то не нашли, попробуйте поискать на старом сайте

Нас 3063 члена ФАР

​«Вершина и судьбы»

Все статьи

К восьмидесятилетию легендарного покорения Евгением Абалаковым пика Коммунизма 7495 м.

Восхождение окончено. Трое штурмовиков с огромными трудностями спускаются вниз, в Ледниковый лагерь, откуда вились осада и штурм вершины. Это «вниз», впрочем, весьма относительно: лагерь расположен на высоте 4600 м. Сидя в своей палатке, Горбунов задумчиво рассматривает мертвенно-белые, отмороженные и окровавленные пальцы своих ног. Мы тщетно допытываешься у него подробностей героической победы.

- Когда-нибудь, - говорит он, - пусть хоть немного уляжется весь этот сумбур впечатлений… но Абалаков… Абалаков - это герой пика Сталина. Храбрость и спокойствие… Ему мы обязаны успехом и жизнью!

В соседней палатке неподвижно лежал Гетье. Сердце, расшатанное страшным четырёхдневным припадком на высоте 7000 м, работало с перебоями. Он все ещё не мог принимать пищи. С трудом выдавливала из себя только отдельные слова: «Абалаков… феномен…железный человек… машина…»

А «герой пика Сталина» в это время блаженствовал, растянувшись на большом камне, подставляя крепко сбитое, покрытое рыжеватым волосом тело палящим лучам горного солнца. На его лице, обросшем пучками торчащие во все стороны бороды, не было следов страшного, нечеловеческого напряжения и усталости, которые легли на лице Гетье и Горбунова провалами щек, морщинами и тёмный синевой глазных впадин. Только кожа на его скулах была слегка прихвачена морозом.

Медвежонком оказался он мне, приземистым таежным медвежонком, этот коренастый, упористый сибиряк, со своей развалистой походкой, с мягкой, литой мускулатурой и безмятежным взглядом голубых глаз. За три месяца трудного и опасного похода мы ни разу не видели его усталым, сердитым или раздраженным.

Пик Сталина по-прежнему высился перед нами мощным массивом камня, льда и фирна. По-прежнему грани его ослепительно отражали солнце и чернели скалы страшного восточного ребра. Но снежный великан потерял для нас обаяние своей таинственности: нога Абалакова вступила на нетронутый фирн его вершины, и где-то в белых просторах крутился пропеллер установленного Абалаковым метеорологического самописца, отмечающего силу и направление ветра и передающего свои записи автоматическими радиосигналами вниз, на обсерваторию на леднике Федченко.

Так начал свой взволнованный рассказ о подвиге Евгения Абалакова - 26 летнего аспиранта высшего художественно-технического института на страницах «Смены» участник экспедиции, журналист и кинорежиссёр Михаил Ромм.

Этому выдающемуся мировому достижению отечественного альпинизма было посвящено множество книг, кинофильмов, радиоочерков, газетных и журнальных статей, сложено песен и стихов. Однако, пожалуй мало кто сейчас знает, что восхождение на высочайшую вершину СССР было осуществлено в 1933-м году силами Таджикско-Памирской комплексной экспедиции Академии Наук и Совнаркома СССР, которой решением Правительства было придано Всесоюзное значение.

Эта исключительная по своей опасности и трудности задача восхождение на вершину, носившую имя Сталина, с установкой на ней двухпудовой автоматической радио-метеостанции осуществлялась по заданию Комитета второго Международного Полярного года.

В данной связи успеху восхождения придавалось огромное научное и политическое значение.

Цели экспедиции по изучению и освоению гигантских малоизученных высокогорных районах Памира, так называемых «белых пятен», объединили в своих рядах усилия целой плеяды выдающихся отечественных учёных, исследователей и горовосходителей - О. Шмидта и А. Ферсмана, Н. Вавилова и Д. Щербакова, Прянишникова и Ольденбурга, Н. Крыленко и И. Корженевского, Н. Горбунова и Е. Абалакова.

В те годы страна жила в бурном ритме первых пятилеток, в ожидании новых подвигов и своих новых героев.

Взятия высочайшей вершины СССР совпало по времени с громкими событиями тех лет – Челюскинской Эпопеей, экспедициями полярников и ЭПРОНа, полётами стратонавтов и перелётами Валерия Чкалова.

Однако ситуация на 13-й день решающего штурма вершины на семитысячной высоте разворачивалась тогда крайне драматически. Трое альпинистов, оставшихся наверху в высокогорную бурю при 45 градусном морозе и жесточайшей экономии скудного рациона питания, находились фактически в экстремальной ситуации с прямой угрозой гибели.

Но для начальника экспедиция Н. Горбунова – крупного партийного деятеля, секретаря Совнаркома, любой ценою было необходимо достичь успеха восхождения.

Учитывая ожесточённую внутрипартийную борьбу, развернувшуюся в те годы в руководстве страны, он поставил перед собой фантастическую в осуществлении ленью цель – самому зайти на вершину, носящую имя Сталина и тем самым реабилитировать себя, как яркого представителя старой ленинской гвардии глазах вождя.

3 сентября Абалаков и Горбунов, натянув обледенелые штормовые костюмы вышли в снежное безмолвие на окончательный штурм вершины.

Но уже через пару часов на подступах к вершинному гребню Горбунов окончательно обессилел и остановился, уже долгое время шедший и подбадриваемый, наверное, лишь невидимым взглядом «Отца народов». Ему – видному партийному деятелю, разделявшему взгляды оппозиции, не взойти на вершину было равносильно неминуемости жизненного конца.

Преследуемый галлюцинацией, он через солнце защитные очки видел рядом с поднимающимся к вершине Абалакова и самого себя… Тогда ещё это малоизученное и непонятное явление объясняется нынче гигантский воздействием на человеческий организм давления высоты, кислородным голоданием помноженным на истощение и переутомление всего организма – то есть гипоксией.

Пять долгих часов, ежеминутно рискуя жизнью, поднимался Абалаков в одиночку по острому гребню к вершине. Под шквальными порывами бокового ветра он балансирует, стараясь сохранить равновесие над бездной.

«Вершина! Вот она! – пишет Абалаков в своем дневнике - от волнения и радости вполз и лёг на чуть тепловатые и защищенные от холодного ветра плиты. Делай зарисовки и схемы окружающих ледников, вершин и хребтов, убегающих в Афганистан, Индию и Китай и видных на расстоянии не менее 400 километров.»

Задание Академии Наук и Совнаркома СССР выполнено!

Однако экстремальные ситуации после взятия вершины для Абалакова далеко не закончились.

У Горбунова – сильнейшее обморожение ног, у лежащего в палатке Гетье – острые сердечные приступы со рвотой…

После повторной проверки без солнцезащитных очков работы радиометеостанции Абалаков почувствовал острую резь в глазах и частичную потерю зрения. А далее ему полуослепшему предстоял ещё и тяжелейший спуск с вершины с двумя терпящими бедствие и неспособными к самостоятельному передвижению товарищами. И только благодаря фантастической жизнестойкости Абалакова его полуживым спутникам удалось спуститься вниз.

Эти редкостные человеческие качества постоянного самопожертвование во имя спасения терпящих бедствие, излучающейся доброты и отзывчивости в сочетание с высочайшей психологической устойчивостью проявлялись в экстремальных ситуациях штурмов многих вершин, где он являлся и душой и сердцем экспедиции.

Сравни те это с тем, что не раз происходило в те же годы в Гималаях. На второй по высоте вершине планеты К2 тяжело заболевает американец Дадлей Уолф, но ни один из белых соотечественников не пришел к нему на помощь и он в буран погибает брошенный всеми.

Нангапарбат… Это «Голая гора» больших Гималаев. 1934-м году победа над Нангой должна была прославить Гитлера. Однако сильнейшие асы Третьего рейха бегут первыми, спасаясь от высотной бури. Они не шевельнули и пальцем, чтобы спасти семерых, оставшихся наверху.

«Там, наверху, все мы наравне со стихией - отмечает первовосходитель на Эверест Эдмунд Хиллари, – там помогают не кошки и кислород, там не инвентарь выручает! Победу приносят извечные человеческие доблести: воля одержимость, чувство локтя и дружба!»

Рапортуя Сталину с высоких трибун партийных съездов о взятии вершины, Горбунов лишь вскользь упомянул о подвиге Евгения Абалакова, приписав и себе лавры первовосходителя, что можно проследить по газетам тех дней. Более того, занимая руководящие посты в партии и правительстве, Горбунов так и не удостоил первопроходца и своего фактического спасителя представлению к соответствующему званию, награде или поощрению.

Допущенную бестактность исправил через год Нарком Обороны К. Е. Ворошилов, присвоив Е. Абалаклаву за успешное проведения Памирского военно-учебного похода РККА и восхождение на пик Ленина и пик Сталина звание заслуженного мастера альпинизма с вручением именных золотых часов Юсуповского фонда.

А Горбунова так и не спасла от надвигающегося конца фальсификация с его восхождением на вершину, носившую имя вождя всех времён и народов.

Через четыре года он был арестован и по приговору военной коллегии Верховного суда расстрелян 7 сентября 1938 г. Так что вершина пика Сталина (пика Коммунизма) в образном сравнение как бы сняла печально жатву с жизненных судеб её первовосходителей, где на её отвесных гребнях погибли Н. Николаев и Д. Ирале, а в застенках НКВД пали Н. Крыленко, А.Гатье, Г. Харлампиев и Н. Горбунов.

Судьба с Евгением Абалакова обошлась тогда более милосердно – его миновала в те годы участь «врага народа». Будучи дважды заслуженным мастером альпинизма и спорта СССР, профессиональным художником скульптором, он добровольцем прошёл все годы войны, защищал Москву и Кавказ, готовил командные кадры альпийских частей закавказского фронта.

Неполных 16 лет было отпущены ему судьбой на жизненный подвиг, из которых пять лет отняла война. Но даже того, что сделано и создано за эти годы – хватило бы на несколько жизней.

Более 50 крупнейших вершин страны видели его победителем на своих гребнях. Он готовил своих друзей, воинов-альпинистов, прошедших с ним суровыми дорогами войны к победам над гималайскими восьмитысячниками. Но этому не суждено было свершится, так как остро противоречило интересам определённых антинациональных сил внутри страны и зарубежных покровителей, готовых подавить любые попытки подъема послевоенного национального самосознания русского народа – народа победителя, вынесшего на своих плечах все тяготы ожесточённой и кровавой войны с нацизмом.

Преступление совершилось в Москве на квартире врачей Бейлиных, Беликовых и Яблонских, где 24 марта 1948 г. пали Е. Абалаков и его друг альпинист-фронтовик Ю. Арцишевский, что в контексте российских событий последних 25 лет не вызывает никаких сомнений – чьих рук это дело!

Автор: Доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер России А. Г. Овчинников

853