Официальный сайт Федерации альпинизма России. Если вы что-то не нашли, попробуйте поискать на старом сайте

Нас 3249 членов ФАР

"Погибшие дают возможность учиться на своих ошибках...". Интервью с Сергеем Шибаевым

"Погибшие дают возможность учиться на своих ошибках..."

Интервью с Сергеем Шибаевым, редактором журнала «ЭКС», а также - КМС, инструктором 1 категории, членом экспертного совета ФАР, зам. директора АБ "Безенги" (1995-2000), тренером и лектором Школы инструкторов ФАиС СПб (2006, 2008) и ЦШИ (2007-2010 г.г), автором более 60 опубликованных статей, связанных с тематикой аварий и безопасности в горах.


Марина Сивоконь (М.С.):

Сергей Алексеевич, на конференции Федерации альпинизма России в декабре 2014 г. Вас единогласно утвердили в качестве руководителя КТК - Контрольно-технической комиссии. Поздравляю! Что–то Вы уже предприняли в этом качестве.

С.Ш.:

Да, я после новогодних «каникул» начал работать и, в первую очередь, по обновлению состава комиссии. Хочу преобразовать состав членов КТК, ввести понятие «эксперт-консультант КТК». Так же дорабатываю план работы комиссии на этот год.


М.С.: С чем связаны такие преобразования в КТК?

С.Ш.:

На конференции – фактически по предложению самой КТК - встал вопрос об упразднении комиссии. В прошлом году КТК собиралась всего один раз, отсутствуют отчеты и за прошлый, и за позапрошлый год. Видимо, члены комиссии либо слишком заняты другими делами и основной работой, либо у них пропал энтузиазм заниматься проблематикой НС. Есть мнение, что мой предшественник на этом посту утратил инициативу. Полагаю, что на ситуацию, в общем, могла повлиять и позиция самих альпинистов.

М.С.: Что Вы имеете ввиду?

С..Ш.:

То, что сейчас многие ребята, с одной стороны, хотят расти в системе спортивного «официального» альпинизма – получать разряды, участвовать в соревнованиях, выходить на мастерские рубежи, участвовать в чемпионатах страны, ездить в интересные спортивные экспедиции. А с другой стороны, хотят жить вольно и свободно, как «внесистемщики» – не грузить себя оформлением маршрутных листов, не связываться с выпуском, постановкой на учет в КСП, писать объяснительные в случае НС и ЧС. Ну, и как той же КТК работать, если даже руководители федераций и клубов игнорируют требования ФАР в плане предоставления необходимых документов? Вот, к своему стыду, как член Правления Федерации альпинизма Петербурга, констатирую тот факт, что не проведены расследования обстоятельств гибели наших товарищей в 2013 (Ак-Кая, Григорьев) и в 2014 гг. (Безенги, Соколова). Когда поднимаешь вопрос в среде тех, кто отвечает за эти проблемы, все лишь кивают друг на друга, а дело – ни с места.


М.С.: То есть, нужно найти виновных в НС и наказать?..

С.Ш.:

Да дело не в этом. Я вообще не сторонник былых советских принципов обязательности наказаний в случае НС. Ситуации ведь совершенно разные случаются. Просто не может быть априори виновными одни инструкторы, или одни участники, или одни горы. Главное, смоделировать ситуацию и ее предпосылки – составить цепочку, приведшую к трагическому исходу и показать товарищам-альпинистам, как делать нельзя. Погибшие дали нам шанс учиться на их ошибках, а не на своих, и нужно этот шанс использовать.
Альпинист должен иметь аналитический склад ума – как у шахматиста, рассчитывающего и свои, и действия оппонента на много ходов вперед. А я часто наблюдаю, что у многих с этим проблемы. Это видно прямо здесь, внизу, по дискуссиям в интернете, на форумах, при обсуждении самых разных вопросов. Если тут человек не способен логично мыслить, что он будет делать в горах – при пекущем солнце или в буран, под рюкзаком, мучаемый жаждой или голодом?...
Молодежь не понимает, что альпинист – это человек-компьютер. На восхождении, начиная с подходов, он все время должен контролировать и анализировать ситуацию. Вводить новые данные. Извлекать файлы из памяти. Контролировать свое состояние и действия, состояние и действия товарищей, состояние рельефа, погоду, ход веревки, команды, выбор пути, ориентиры, потенциальные опасности, время и график движения. Конечно, к этому надо готовиться, учиться. А я вижу, что мнтогие под подготовкой понимают такое тусовочное общение…


М.С.: Вы сказали, что составляете план работы КТК на год. В чем он заключается?

С.Ш.:

На мой взгляд, есть необходимость в некоей корректировке Положения о КТК, в выработке рекомендаций по общению со СМИ в случае НС для региональных федераций, клубов и секций. Нужен какой-то ликбез в части алгоритма подготовки документов по случившемуся НС . А то многие из тех, кто должен знать такие вещи по определению, задаются вопросом, что делать, как это всё фиксировать и оформлять, когда уже НС случился.

М.С.: В этом году еще не было НС…

С.Ш.:

Но уже случилась ЧС - две недели назад, после срыва на ледовом маршруте, второразрядник в Ала-Арче получил тяжелую ЧМТ, находится в коме. Уже вижу, что те проблемы, о которых упоминал выше, имеют место быть. Например, в части оформления документов, необходимых для объективного расследования причин происшествия.
Вроде бы все понятно: банально сорвался человек на льду… Но возникает ряд вопросов. Как случилось, что из двух ледовых молотков, с которыми он поднимался, один остался на месте срыва, а второй нашли внизу, в начале маршрута? Как после остановки и зависания могла на колени сорвавшегося сползти нижняя обвязка – при отсутствии верхней? А ведь до сих пор некоторые особо одаренные товарищи доказывают, что верхняя обвязка в современном альпинизме – пережиток прошлого. То есть, есть над чем работать и о чем говорить.


М.С.: Вы же проводите вэбинар – «Аварии в альпинизме»? Что он собой представляет?

С.Ш.:

Да, еще в декабре прошлого года я начал проводить этот вэбинар или курс электронных лекций. Раз в неделю, ВКонтакте, в группе «Аварии в альпинизме» вывешивается информационный блок, состоящий из 3-5 глав. Это - описания НС из случаев последних 60 лет в советском и российском альпинизме, а так же с восходителями дальнего и ближнего зарубежья, анализ отдельных случаев, статистика, рассказы спасателей о проведенных операциях и т.п. При этом слушатели обсуждают материалы между собой, задают вопросы ведущему курса. Сейчас как раз закончился первый курс, и через пару дней, 12 марта, начинается второй. За три месяца проведения первого курса были опубликованы порядка 50 материалов. Я старался группировать их по темам – типа «НС в лавинах», «НС на Ушбе», «НС на высотных восхождениях», «НС в грозу», «НС с мастерами спорта» и т.д.


М.С.: Вэбинар у вас платный?

С.Ш.:

Да, конечно. Во-первых, на 90% я публикую эксклюзивные материалы. Они нигде до этого не публиковались, и больше вы их нигде не встретите. В моем архиве собрано около 1000 описаний случаев, произошедших с середины прошлого века до наших дней в советском и российском альпинизме. Во-вторых, я потратил очень много времени на подбор материалов и их редактуру, на подбор иллюстраций, прорисовку ниток маршрута и т.п. Даже просто разместить материалы в Сети и то требует достаточно времени. Если перевести объем курса-1 в бумажное издание, получится довольно увесистая книжка страниц на 400 с лишним. В-третьих, стоимость курса рассчитана на самого неимущего студента - 165 руб или 2,5 евро в месяц. Если у человека нет таких грошей, то ему не в горы надо ехать…


М.С.: А откуда у Вас такой объем материалов?

С.Ш.:

Целенаправленно я стал собирать материалы по НС с 1995 г. Тогда, в постсоветской России, был пик упадка альпинизма, как системы. Налицо был разрыв поколений, исчезновение школы, тотальное закрытие альплагерей и другие катастрофические вещи. Я понял, что надо будет многое создавать и собирать заново. В том числе, и по теме НС. Если вернуться к сегодняшнему дню, то при подготовке курса-1 как раз проявилось отсутствие логических способностей у ряда товарищей, мечтающих о восхождениях на сияющие вершины. На курс подали заявки более 300 желающих. А оплатили и записались, в итоге, немногим более 80 человек. Мне это показалось странным, и я спросил у некоторых, в чем дело? Многие просто не ответили, но были вот такие нелепые ответы: «Мне сейчас некогда посещать Ваши лекции», «Я не могу ездить к Вам на лекции из Тулы в Москву». Эти же люди потом в горы пойдут, с таким мыслительным «аппаратом». Зато радует то, что каждый 2-й участник первого курса записался на второй – значит, людям действительно это интересно и нужно.


М.С.: Курс 2 – это следующая ступень после курса 1?

С.Ш.:

Нет, каждый из курсов наполнен оригинальной эксклюзивной информацией, и проводятся они, как независимые вэбинары под крышей одной темы "Аварии в альпинизме". Предупреждаю вопрос о курсе-3 – его не будет. Осенью буду повторять оба курса, а помимо них в планах выпуск нескольких книг, посвященных ситуациям с НС и спасработам. Правда, сейчас, выпуск бумажных изданий требует довольно больших средств, и поэтому, скорее всего, будут предлагаться электронные версии изданий. Уже в ближайшее время выходит «10 историй борьбы за жизнь». Каждая из этих историй из недавнего прошлого, и в свое время была в центре внимания альпинистского сообщества, становясь предметом долгих обсуждений и споров. каждая история вылилась в расследование обстоятельств случившихся трагедий.


М.С.: У меня еще есть вопросы, но оставим их в продолжение разговора…

С.Ш.:

Хорошо. Только в заключение хочу поделиться такой мыслью с товарищами-альпинистами: если вы хотите сохранить свое лицо, если не желаете запятнать, что называется, честь мундира, если не хотите писать объяснительные и разбираться со страховой - думайте и заботьтесь об этом ДО выезда в горы, а не ПОСЛЕ ЧС.

1070